НовостиПрессаКонтактыСсылкиФорум
 
Уголок Свирина
Первый блин комом

(Один из рассказов Михаила Сергеевича Гришина. Записан в с. Чирково в 1981 г.)

Cокращенная версия.

На фронт я попал в мае 1943-го. Трое нас было из одного училища. Казанского. Сашка Воронов, Митька Сизых и я. Санька отличником был и получил по выпуску младшего лейтенанта, а мы с Митькой не смогли на экзамене по времени уложиться, вот старшинами на фронт прибыли. Странно как-то. И до того и после я старшин из училища не видел, может, одни мы такие и были. Но все равно старались держаться друг друга. Попали в один батальон. Только у Саньки Воронова двое подчиненных, а у нас с Митькой по одному. Санька-то получил Т-34, а мы Т-70 каждый.

Вы про Т-70-то знаете что? Да, легкий! Молодца, знаешь! Только вот не прав ты, что говоришь, мол, слаб он. Ничуть не слаб! Нормальный танк, если, конечно, один на один на нем против «тигра» не выезжать, как это в нашем кино бывает. Танк как танк, навроде немецкой «Праги», только размерами поменьше, а вот пушка помощнее. Вот на этом – то танке и принял я свой первый бой. Первый блин, говоришь? Хм…

Все вспоминаю, как был он, бой этот, и по сию пору не понимаю, как это все так получилось?

Получили мы танки, как я сказал, в мае, а в бой вступили только в конце июля. А до июля хреновину всякую разводили. Красили, чистили, промывали, смазывали, разгружали, погружали, жрали, спали… Все делали кроме учебы. Ну да, чтобы совершенствоваться, надо было бензин тратить, а кто его нам даст для этого-то? Его для боев берегли. Очень хотел я выучиться танком управлять, а не было возможности. Зато в карауле настоялся и всяких мешков накидал – кучу. Только уже в июне занялись нашей боевой подготовкой. Гоняли так, что дай Бог каждому!

А еще у нас тогда хороший замполит в корпус пришел. С его приходом все политзанятия превратились в практические. То есть начинали с рассмотрения политического момента, а потом переходили на уязвимые места немецких танков, особенности стрельбы из танковой пушки и пулемета, занятия по военной топографии.

В июне пару раз вывозили нас на передний край, с немцами знакомиться. Там мы разные цели через стереотрубу обнаруживать учились. А капитан Тимофеев объяснял нам особенности построения немецких огневых точек.

Помню, когда начались бои, нас держали в резерве. А кулаки чесались. А с передовой разные слухи идут. Все больше про «фердинанды» с «тиграми». А потом про мясорубку под Понырями. А мы все ждали, когда же нас-то в бой? А про нас словно забыли! А потери на фронте были громадные. И вот однажды, как в песне поется «настал и наш черед!» Кинули нас на фронт.

Помню, тогда наступление немцев остановили уже, и вроде бы пора нам в наступление переходить, и пошли мы, вся наша армия под командованием Рыбалко в наступление пошла. Числа что ли 19–20-го прорвали мы немецкую оборону на Алешне и подошли к Протасово. А вот тут фрицы решили дать нам по мозгам. Не успели мы закрепиться на захваченных позициях, как нас начали клевать «лаптежники» с «костылями». Неэффективно говоришь? Какой к черту неэффективно, они ведь не бомбы кидали, а из пушек жалили с пикирования. И первый же их налет вынес у нас десятка полтора Т-34, это не считая автомобилей, лошадей и прочей ерундистики. Самое неприятно, взорвали они машины со снарядами, так, что «семидесятишести» у нас в наличии в обрез осталось. Вообще там три налета страшных было. Как бы не ополовинили немцы нас по матчасти. Аккурат там Санек Воронов голову свою и сложил.

Но удивительно, что «семидесяток» мы потеряли немного. В нашем батальоне всего лишь пять машин лишились всего. Т-70 ведь маленький, спрятать его просто. Вот фрицы нас с неба, видимо, не так хорошо видели, потому и уцелели мы, видать.

Вот так и случилось, когда на нас навалилась немецкая танковая дивизия, то главным образом, «семидесятки» у нас и остались.

Ударили они по науке. Ранним утром вдруг в нашем тылу пальба началась. А чуть погодя, может быть, с десяток минут позднее, на нас опять «духи» с неба навалились и артиллерия гвоздить давай.

Грамотно они удар спланировали. Очень грамотно. Если бы все у них гладко пошло, то разрезали бы наш танковый корпус как по нотам. Но не очень-то гладко у них с нами всегда получалось. Не то пушкари наши у них на пути случились, а кто-то говорил, мол «катюшный» дивизион по них прямой наводкой вжарил, Не знаю, где там правда, только вклинились они нам в тыл, остановились и повернули немного в сторону, чтобы найти более легкий путь. А повернув, пришлись прямо на наш батальон.

Вот и вышло у нас с десяток Т-70 с двумя Т-34 против пятнадцати ихних Т-4 с толстой броней и длинной пушкой. Хотя нет, были там и Т-3, конечно и самоходки.

Наша рота стояла в каком-то яблоневом саду, чуть в стороне от дороги, по которой поползли их танки. Если бы мы остались на месте, то капут нам. Без окопов на малом расстоянии Т-70 – верный самоубийца против тяжелых немецких Т-4. Надо было маневрировать.

Хорошо, пушкари уже подъехали и развернулись у опушки леса, метрах в пятистах от дороги. Их «трехдюймовки» были сильнее наших «сорокапяток». Поняли это и фрицы. Они попятились и скрылись за строениями. Мы благодарили пушкарей, что они не дали фрицам увидеть нас в посадках и расстрелять там.

Пользуясь моментом, мы завелись и подъехали к той же деревеньке, за которой скрылись и немцы. Наверное, они были настолько увлечены нашими пушкарями, что не обратили на нас никакого внимания, а может, казалось то, что Т-70 чрезвычайно тихий на ходу, но мы выскочили из-за угла прямо на их танки, развернутые к нам тылом. Не помню, сколько выстрелов успел я сделать, прежде, как они пуки нам навстречу развернули. Тут уж мехвод мой воткнул заднюю и мы опять уехали за дома.

А на дороге заурчали новые ихние танки.

Короче, тут и капут бы настал нам, но уже «полковушечники» с «дивизионщиками» дудки свои выкатили позади на прямую наводку и тут такое началось! Правда, двух наших они подбили, в том числе и Митьку, но он сам жив остался. А вот за ними и трех фрицев, что выехали следом сожгли.

А когда немцы отошли, оказалось, что мы своими «сорокапятками» удалили пять их танков, да еще три пожгли пушкари. А четыре последних, поняв, что угодили в засаду, попытались отползти к пойме реки и там сели на брюхо и были захвачены целиком.

Сколько я подбил? Не знаю. После боя недосчитался 12 снарядов, из них восемь бронебойных. Вот таким и был мой первый блин.

Запись, расшифровка и литературная обработка М. Свирина

[вернуться на главную страницу раздела]

Все материалы раздела
Об игре
Общее описание
Второе издание
Дневники
Битвы
Тактика
Конкурсы
Уголок Свирина
Энциклопедия
Техника
Стрелковое оружие
Униформа
Галерея
Скриншоты
Фотографии
Artwork
Wallpapers
Файлы
Обновления
Видео
Моды и миссии
Разное


Copyright © Фирма "1С". Все права защищены.